КАКОВ РАНГ ЧЕЛОВЕКА В ПИЩЕВОЙ ЦЕПИ?

Мы всеядны, а потому глупо утверждать, что мы гордо стоим на вершине. Человек находится на вершине пищевой цепи — банальность, которую мы слышали и даже произносили сами десятки раз, чтобы оправдать плотоядный образ жизни и наше отношение к другим видам.






Фото askthemoon.



На самом деле у экологов есть статистический способ вычисления трофического уровня — того места, которое тот или иной вид занимает в пищевой цепи. Что интересно, никто никогда не пытался со всей строгостью применить этот метод для определения «ранга» людей.



Эту оплошность недавно исправила группа французских исследователей, которая воспользовалась данными Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО). Если вы гордитесь тем, что занимаете первое место, приготовьтесь огорчиться.



По шкале от 1 до 5, где 1 соответствует первичному производителю (растению), а 5 — чистому хищнику верхнего уровня (животному, которое ест только мясо и которого не ест никто или почти никто, — то есть, скажем, тигру, крокодилу, удаву), люди набирают 2,21. Иными словами, мы находимся на уровне анчоусов и свиней. Если вы немного знакомы с биологией и обладаете здравым смыслом, ничего удивительного в этом для вас не будет. Мы всеядны и никак не подходим на роль хищников верхнего уровня.



Это не значит, что мы находимся в середине пищевой цепи и нас кто-то ест (сейчас на нас охотятся крайне редко, согласитесь). Просто с научной точки зрения, чтобы оказаться на вершине, надо питаться исключительно мясом других хищников. А мы вместо этого предпочитаем рис, салат, хлеб, брокколи и клюквенный соус.



Немного о методе. Сильвен Бономо из НИИ морских ресурсов и его коллеги с помощью данных о поставках продовольствия разузнали диету разных народов и рассчитали трофический уровень жителей 176 стран с период с 1961 по 2009 год. Формула проста: если рацион состоит наполовину из растительных продуктов и наполовину из мяса, то показатель равен 2,5. Если мяса больше, то уровень растёт, и наоборот.



2,21 — средний трофический уровень всего человечества. Разумеется, он сильно меняется от страны к стране. Так, наименьший показатель у Бурунди — 2,04 (на растительные продукты приходится 96,7% рациона), а самый высокий у Исландии — 2,54 (мясо потребляется там чуть чаще, чем растения).



С 1961 года трофический уровень слегка вырос — с 2,15 до 2,21. За этими цифрами скрывается целый ряд важных региональных тенденций.















Изображения авторов работы.



В течение всего этого периода показатель 30 развивающихся стран Юго-Восточной Азии и Африки южнее Сахары (Индонезии, Бангладеш, Нигерии и др.; показаны красным) оставался ниже 2,10. Но уровень другой группы развивающихся стран (Индии, Китая и др.; показаны синим) поднялся примерно с 2,18 более чем до 2,20. Третья группа (Бразилия, Чили, ЮАР, некоторые страны Южной Европы и др.; показаны зелёным) стала питаться мясом ещё активнее, и её рейтинг вырос с 2,28 до 2,33.



Напротив, трофический уровень самых богатых стран (Северной Америки, Северной Европы, Австралии и др.; показаны фиолетовым) оставался чрезвычайно высоким на протяжении большей части этого периода, но в 1990-х начал снижаться — с 2,42 до 2,40. В пятую группу входят небольшие, в основном островные страны с ограниченными возможностями для земледелия (Исландия, Мавритания и др.; показаны жёлтым). Их уровень понизился с более 2,60 до менее 2,50.



Эти тенденции тесно коррелируют с рядом показателей Всемирного банка — валовым внутренним продуктом, степенью урбанизации и уровнем образования. Другими словами, чем богаче становятся люди, тем больше они едят мяса и меньше — овощей. А в богатых странах трофический уровень слегка снизился, поскольку выравнялись доходы населения. Любопытно, что тенденции потребления мяса коррелируют также с наблюдаемыми и прогнозируемыми изменениями в производстве отходов: чем богаче нация, тем больше у неё мусора.



Рост потребления мяса — это не только отходы, но и увеличение расходов воды и выбросов парниковых газов. Переход на мясную диету ложится тяжким грузом на окружающую среду.



К сожалению, очевидного решения эта проблема не имеет. Никто не вправе запретить людям зарабатывать больше и питаться так, как они сочтут нужным. Но отказываться от мяса вовсе не обязательно. Одни энтузиасты предлагают перейти со свинины и говядины на мучных червей, а другие пытаются вырастить мясо в пробирке. Тем временем в Швеции говорят о том, что рыночная цена мяса должна соответствовать его экологической стоимости, а потому давайте, мол, введём новый налог. Разумеется, есть и такие, которые без обиняков уговаривают людей снизить потребление мяса. Время покажет, какой подход окажется наиболее эффективным.



Ну а пока у нас есть статистика относительного трофического уровня человека, которая не только иллюстрирует положение Homo sapiens в пищевой сети, но и позволяет анализировать диетические тенденции, что поможет оценить воздействие человека на природу, степень продовольственной безопасности и т. п.



Результаты исследования опубликованы в журнале Proceedings of the Natural Academy of Sciences.



Дмитрий Целиков


 

Оставьте свой отзыв!