КАРЛ МАРКС И ИЗМЕНЕНИЕ КЛИМАТА

Гениальный философ предсказал развитие капитализма, но забыл добавить в уравнение природу. Учёные, доказывающие реальность глобального изменения климата, сталкиваются с самыми дикими обвинениями. Вот из свеженького: это всё социалистический заговор. Мол, социализм в наши дни маскируется под заботу об окружающей среде. Наследникам Карла Маркса лишь бы ограничить свободу конкуренции!






Где-то в Китае... (Фото davidmcb.)



Подобные заявления не выдерживают критики. И заниматься их опровержением мы сейчас не будем, потому что это просто смешно. Вместо этого Дэвид Холмс из Университета Монаша (Австралия) предлагает размять серое вещество и подумать, как мог бы сам Карл Маркс отнестись к теме глобального потепления и налогов на выбросы углекислого газа. (Тут, наверное, стоит пояснить, что историки философии не уверены, считал ли Маркс себя социалистом в том смысле, в каком употребляли этот термин в период расцвета «социализма» — в 1960-х годах, когда более 60% правительств мира называли себя социалистическими. Но так уж повелось: «социалисты» любят утверждать, что они следуют за Марксом.)



Итак, можно начать с того, что Маркс очень интересовался естествознанием и принимал взгляды Чарльза Дарвина. Более того, считал, что делает для истории человеческого общества то же самое, что Дарвин сделал для естественной истории. Параллель не случайная: Дарвин утверждал, что биологическое развитие идёт в ответ на изменение факторов окружающей среды (природа движет природой), а Маркс полагал, что общество развивает само себя и природа здесь ни при чём.



Ещё одно любопытное совпадение: в 1859 году Маркс сочинял в Лондоне свой главный труд «Капитал», а тогда же и там же физик Джон Тиндаль проводил эксперименты с радиационными свойствами газов и открыл, что некоторые газы (и прежде всего углекислый) являются парниковыми. Об этом вспомнили только сто лет спустя, в тех же 1960-х, когда начались повсеместные измерения концентрации углекислого газа в атмосфере (в 1960 году этот показатель составлял 315 частей на миллион, а сейчас перевалил за 400). Когда родился Маркс (в 1818 году), углекислого газа было 265 частей на миллион.



Философия Карла Маркса — детище эпохи Просвещения, когда природа мыслилась как некая инертная константа. Представления о влиянии человека на природу высказывались редкими одиночками и не были широко известны. Маркс рассматривал человеческую эволюцию как историю способов производства, то есть вся наша история — результат исключительно человеческих решений и поступков. Разумеется, мы не можем взять и изменить историю, как нам вздумается, поскольку вынуждены наследовать от предков определённое положение дел. Тем не менее, какими бы ни были обстоятельства, они, согласно Марксу, порождены именно человеком.



Маркс отвергал мысль о том, что человек наделён некими врождёнными качествами (жадностью, стремлением к саморазрушению и т. д.), против которых не попрёшь. Он считал, что качества человека порождаются историческими обстоятельствами. Мир природы — всего лишь вместилище человеческой истории. Это сцена, а не действующее лицо.



Более того, человечество на протяжении всей своей истории стремится освободиться от естественной необходимости и жить так, как считает нужным, а не так, как велит природа. Общество пытается организоваться таким образом, чтобы добиться максимальной производительности и не зависеть от капризов природы, доступности тех или иных ресурсов в тот или иной момент и т. д. И Маркс, которого совершенно напрасно называют антикапиталистом, признавал капитализм наиболее эффективной в этом смысле формой организации производства (по сравнению с предшествующими). Что интересно, капитализм глобален: невозможно, учил Маркс, спрятаться в каком-нибудь уголке земшара и тихонечко выстраивать там какое-то другое общество. Рано или поздно капитал тебя найдёт. Нелепая теория о строительстве социализма в отдельно взятой стране не имеет к Марксу никакого отношения. В Китае сейчас это особенно хорошо понимают: не дожидаясь пришествия мистеров твистеров, компартия самостоятельно ввела элементы капиталистического способа производства.



Поскольку природа капитала такова, что ему всё время надо увеличиваться, развивается массовое производство, создаётся изобилие товаров, растёт благосостояние всех слоёв общества. Проблема только в том, что одновременно происходит отчуждение непосредственного производителя материальных и культурных благ от средств производства и конечного продукта. Кроме того, увеличивается эксплуатация одних другими и растёт пропасть между классами. И разве Маркс был не прав? Сегодня разрыв между рабочими и эксплуататорами приобрёл мировой размах: львиная доля того, что потребляют богатые страны, производится в странах так называемого третьего мира.



Иногда Маркс переставал быть философом и учёным, давая волю исключительно личным переживаниям и надеждам. Пожалуй, ярче всего это проявилось в написанном совместно с Энгельсом «Манифесте коммунистической партии» (одна из немногих работ, где Маркс употребляет слово «коммунизм»). Рабочему классу пытаются объяснить, будто рано или поздно уровень производства достигнет такого размаха, что созданная капитализмом система перестанет нуждаться в капиталистах. Иными словами, всё будет точно так же, только без страданий и эксплуатации. Проблема лишь в том, что капиталисты будут цепляться до последнего, поэтому нужна революция.



Увы, сегодня мы имеем право усомниться в истинности этого предсказания. И, по-видимому, Маркс ошибся как раз из-за того, что в своих построениях не учитывал природу (а по-другому он, дитя своей эпохи, и не мог поступить). Капиталистический производственный размах привёл к тому, что мы изменили климат, и теперь природа готовится нанести ответный удар, а вовсе не к тому, что отпала нужда в капиталистах и мы можем, сохранив этот размах, перейти к коммунизму. Маркс не видел ничего плохого в безудержном росте производства и потребления.



Но в то же время нельзя не поражаться гению Маркса, правоту которого тоже, как ни странно, доказывает ситуация, сложившаяся вокруг вопроса о борьбе с изменением климата. Философ выделял производительные силы и производственные отношения. В числе первых, говоря современным языком, технологии и методы организации труда. Вторые подразумевают социальные, юридические, политические и идеологические структуры. И Маркс утверждал, что первые вертят вторыми.



Что имелось в виду? Развитие первых определяет развитие вторых. На практике это означает, что производительные силы подавляют прогресс производственных отношений, когда последний им невыгоден. Мы, по сути, живём не в XXI веке. У нас по-прежнему производственные отношения, сложившиеся (в самых передовых на тот момент странах) в XVIII столетии.



Представьте, например, нефтедобывающую промышленность. Пока сохраняется комфортный уровень прибыли, корпорации будут делать всё возможное, чтобы в обществе не возникло желание выстроить какие-то новые структуры, отвечающие каким-то другим стремлениям, отличным от интересов капиталистов. Долгие годы нефтяные компании удерживали патенты на солнечную энергетику, чтобы не появилась альтернатива ископаемому топливу.



Посмотрите вокруг. Политики, купленные крупным капиталом, не спешат заниматься проблемой глобального потепления. Пресса ведёт нескончаемую кампанию по пропаганде ценностей капиталистического образа жизни. Нас убеждают в том, что мы живём в конце истории, что капитализм — последняя ступень в иерархии жизнеспособных форм организации общества и производства.



О том, что это не так, свидетельствует сам факт приближения климатической катастрофы. Обществу пришла пора измениться. По-видимому, это означает трансформацию капитализма, а не отказ от него. К счастью, мы успели дотянуть до такого момента, когда стали появляться кардинально новые технологии, а они приводят к новым способам накопления капитала, к новым бизнес-интересам. Корпорация «Гугл», возникновение которой стало возможным только в цифровую эру, вкладывает немыслимые деньги в альтернативную энергетику, в развитие сервисов, позволяющих управлять энергообеспечением своего жилья посредством домашнего компьютера, вовсе не потому, что капиталисты Сергей Брин и Ларри Пейдж родились с большими и добрыми сердцами.



Капитализм обладает замечательной способностью удовлетворять спрос и находить новые способы извлечения прибыли. Есть мнение, что Вторая мировая война была выиграна союзниками в том числе благодаря быстрой трансформации автомобильных предприятий в заводы по производству танков и самолётов. Что-то подобное, возможно, капитализм сделает завтра, чтобы не допустить изменения климата. Проблема только в том, что делать это надо уже сегодня. Может быть, человечество напряжётся и хотя бы раз в своей истории изменит сначала производственные отношения, чтобы ускорить прогресс производительных сил?



Подготовлено по материалам The Conversation. Изображение на заставке принадлежит Shutterstock.


 

Оставьте свой отзыв!