ОПУБЛИКОВАНА ВТОРАЯ ЧАСТЬ ПЯТОГО ДОКЛАДА МГЭИК

Миру придётся приспосабливаться к непредсказуемым последствиям изменения климата. Сохраняется значительная неопределённость по поводу последствий изменения климата — вот, пожалуй, основная мысль нового доклада Межправительственной группы экспертов ООН по изменению климата (МГЭИК), который увидел свет сегодня. Если мы собираемся выживать и процветать (а не бороться с отдельными угрозами вроде циклонов), придётся создавать гибкое и эластичное общество.







Наводнение в Квинсленде, 2011 год (фото AAP).



Сегодняшний документ — вторая из трёх частей Пятого доклада об оценке. Первая — обнародованная в прошлом году — была посвящена физической стороне климатологии. Она говорила о том, что о существовании изменения климата и о его антропогенной природе можно утверждать с большей вероятностью. На этот раз объясняется воздействие климатических изменений на нашу жизнь и то, каким образом человечество могло бы к ним приспособиться. Третья часть — о том, как сокращать выбросы парниковых газов, — должна появиться в апреле.



Не все прогнозы, сделанные в Четвёртом докладе (2007), дожили до Пятого. МГЭИК больше не осмеливается заявлять, что засуха, бури, наводнения ударят по конкретным уголкам земшара. И это очень плохо, потому что отныне придётся готовиться к неизвестности. «Мы хотим, чтобы всё было просто и понятно, — говорит один из ведущих авторов работы Крис Филд из Института Карнеги (США). — Но не стоит ждать наших докладов, достаточно обратиться к истории, чтобы понять: будущее не всегда таково, каким мы его видим».



Например, в 2007 году предсказывалось увеличение интенсивности циклонов над Азией на 10–20%. Кроме того, говорилось о том, что к концу десятилетия четверть миллиарда африканцев останутся без воды. В новом документе нет ни то, ни другого.



Это не значит, что МГЭИК признаёт ошибочность своих предшествующих выводов. Дело просто в том, что на сей раз выбран более строгий научный язык, поясняет Энди Питман из Университета Нового Южного Уэльса (Австралия). В рапорт вошли только те утверждения, которые можно защитить. И дело не в том, что при подготовке Четвёртого доклада были сделаны ошибки, нет. Просто наука шагнула вперёд, и сегодня мы лучше знаем, что мы знаем, а что — нет, подчёркивает Дэвид Кароли из Мельбурнского университета (Австралия). Например, если модель неверно воспроизводит общее количество осадков, об этом легко можно узнать. Если она ошибается в распределении осадков во времени, об этом узнать сложно. Если же она неправильно показывает степень интенсивности осадков, выяснить это ещё труднее.



Общие выводы между тем не претерпели изменений. Кое-где в Африке усилятся осадки, на юге Европы станет жарче, Австралию ждёт учащение засух. Очевидно и то, что растёт уровень моря.



Но в основном доклад о том, как нам к этому всему подготовиться. В большинстве случаев неопределённость касается не сути, а степени явления. «Нет разницы, на какой скорости ваша машина врежется в стену — 70 или 80 км/ч, — замечает г-на Кароли. — Всё равно надо пристегнуть ремень безопасности». То же самое и с изменением климата: всё равно надо укреплять берега и охлаждаться.



Есть меры, которые должны помогать всегда, и неважно, усилятся дожди или ослабеют. Во-первых, надо вызволить как можно больше людей из-за черты бедности. Что бы ни произошло, нищета только усугубит ситуацию.



Во-вторых, все страны должны максимально диверсифицировать экономику и сделать всё возможное, чтобы перестать быть уязвимыми хотя бы к текущей климатической изменчивости. Быть гибким, эластичным — это помогает даже при стабильном климате. Взять, к примеру, всё ту же многострадальную Африку. Да, мы не знаем, сколько человек будет голодать из-за изменения климата и поэтому не можем сейчас разработать долгосрочную региональную стратегию. Но проблема не столько в этом, сколько в том, что в Африке южнее Сахары вообще никакие проблемы нормально не решаются, там царит коррупция, там власть не обращает никакого внимания на народ, там идут гражданские войны.



Не надо забывать, что парниковый эффект ещё не раскрутился в полную силу. Что бы мы ни делали, температура и уровень моря будут расти как минимум до конца века. Тем не менее сокращать выбросы углекислого газа следует: так мы сможем избежать по крайней мере ещё худшего развития событий. Кроме того, замедление роста атмосферной концентрации двуокиси углерода даст нам больше времени на адаптацию.











Тоннель Бруклин — Бэттери в Нью-Йорке после урагана «Сэнди» и в своём обычном состоянии (фото Andrew Burton / Getty Images / Mashable / Christina Ascani).



Теперь коротко пробежимся по тому, что ждёт различные уголки планеты.



В Европе больнее всего ударит по Средиземноморью. В северной части континента потепление приведёт к снижению расходов на электроэнергию, но жара на юге компенсирует эту тенденцию необходимостью охлаждаться. Цены на электричество в странах Средиземноморья взлетят до небес. Кроме того, в середине века туристы охотнее будут посещать пляжи Северного моря. Наконец, меньше урожая станут приносить посевы зерновых и виноградники, пострадает и рыболовство. Помним также о повышении уровня моря.



Что можно сделать? Придумать более энергоэффективные способы охлаждения, застраховать имущество, разнообразить набор сельхозкультур, укрепить берега, создать системы предупреждения наводнений.



В Северной Америке полоса дождей и бурь сместится севернее Нью-Йорка, тогда как юг начнёт страдать от жажды. Мексиканцам придётся особенно тяжело. Впрочем, адаптироваться к нехватке воды не так уж сложно (достаточно бережнее к ней относиться), а вот с наводнениями возникнет проблема. По оценкам, ущерб от них возрастёт десятикратно к концу века. У США есть всё, для того чтобы подготовиться к наводнениям, но нет политической воли. К счастью, некоторые города, наученные горьким опытом, перестраивают инфраструктуру, не дожидаясь указаний сверху, и самый большой молодец — Нью-Йорк: делается всё, чтобы в следующий раз наводнение не захлестнуло канализацию, выше предполагаемого уровня воды поднимаются бойлеры.



В Азии самой большой неприятностью станет рост уровня моря, поскольку большинство населения сосредоточено на южных и восточных берегах континента. Увы, это не всё: ожидаются нехватка воды, жара, сокращение периода вегетации и, как следствие, снижение урожаев риса. Не обойдут проблемы с урожаем и Россию, а в целом МГЭИК прогнозирует, что к 2070 году хотя бы раз в десятилетие будут голодать до 139 млн человек.



И снова: беречь воду, продумывать системы орошения, вводить жаростойкие культуры...



В Австралазии всё совсем плохо: чудовищные наводнения, подобные квинслендскому потопу 2011 года, будут случаться всё чаще, многим придётся покинуть насиженные места. Одновременно ещё больше усилится жара, и людям со слабым здоровьем и пожилым вообще житья не будет. Большой Барьерный риф продолжит погибать: более тёплая и кислая вода обесцветит кораллы, ничего хорошего не принесут и сельскохозяйственные стоки.



Тут прежде всего нужны системы раннего предупреждения и чёткие стратегии борьбы с последствиями. Лучше всего планировать худшие варианты развития событий.



Африке нечего есть уже сегодня, а завтра — и подавно. Посевы и скот будут и дальше страдать от наводнений и засухи, а также от колебаний температуры и осадков. Добавим к этому эрозию почв в результате бурь и активизацию вредителей и патогенов в более тёплом климате. Как подготовиться к этому, непонятно. Наверное, нужно скорее развивать Африку комплексно, всесторонне.



В Центральной и Южной Америке ситуация классическая: в одном месте начнутся засухи (Северная Бразилия в 2100 году потеряет 22% годовых осадков), в другом — наводнения (в Чили будет выпадать на 25% больше дождей). Таяние ледников в Андах тоже приведёт к нехватке воды. Поскольку регион очень бедный (почти как Африка), ждём голода, холеры, вспышек насилия. Здесь тоже надо не столько готовиться к будущему, сколько срочно решать текущие социально-экономические проблемы.



Хуже всех придётся маленьким островам по всему миру: если даже их не затопит, многие места превратятся в болота, берега подмоет, будут загрязнены источники пресной воды. Если укреплять берега, то сразу везде, а не так, как это сделали на Барбадосе: защитили дорогие особняки, но вода размыла берега в другом месте. Кстати, лучший способ в таких условиях — это не строительство гранитных набережных, а высадка растительности.



Ещё одна проблема островов — гибель экосистем коралловых рифов, где туземцы добывают рыбу. Конечно, с потеплением и подкислением воды маленькие государства и общины ничего не сделают, но они могли бы подумать, как снизить загрязнение воды и перейти к более устойчивым методам рыболовства.



Подготовлено по материалам NewScientist.


 

Оставьте свой отзыв!