ИНСУЛИНОВЫЕ КЛЕТКИ БЫЛИ ПОЛУЧЕНЫ С ПОМОЩЬЮ КЛОНИРОВАНИЯ

Пересадив в чужую яйцеклетку генетический материал из клеток кожи больного диабетом, учёные получили культуру эмбриональных клеток, которую потом «перевоспитали» в инсулиновые клетки поджелудочной железы. Буквально на днях мы сообщали о том, что удалось клонировать человеческие клетки, взятые от людей 35 и 75 лет. А одна из самых нашумевших новостей на тему клонирования человека прошла в прошлом году, когда специалисты под руководством Шухрата Миталипова заявили о клонировании человеческих эмбриональных клеток. Хотя эта работа вызвала множество скептических замечаний, ей всё же удалось воскресить интерес к теме клонирования, который со времён овечки Долли почти сошёл на нет.








Колония человеческих эмбриональных стволовых клеток, полученных от больного диабетом первого типа (фото Bjarki Johannesson / NYSCF).



Суть метода, применявшегося в этих работах, заключается в следующем: в яйцеклетку пересаживают ядро из другой клетки (собственное ядро из яйцеклетки при этом удаляют); в пересаженном ядре просыпается программа зародышевого развития, и в результате мы получаем эмбриональные стволовые клетки, которые можно направить по какому угодно пути развития. Клонирование посредством замещения ядра представляет собой альтернативу методу индуцированных стволовых клеток; со временем оказалось, что индуцированные стволовые клетки всё же не вполне похожи на натуральные, поэтому учёные снова вспомнили о клонировании: клетки, получаемые с его помощью, ведут себя более естественно.



Однако г-н Миталипов брал с коллегами для пересадки геномы (то бишь ядра) либо зародышевых человеческих клеток, либо клеток 8-месячных детей. Но если мы имеем в виду замещение с помощью стволовых клеток некоего больного органа, то ядра придётся брать у клеток взрослого человека, у которого, скажем, к 40–50–75 годам что-то внутри испортилось. Как будет вести себя «пожилой» геном, попав в яйцеклетку? Одна из упомянутых работ как будто убеждает нас в том, что ядра из старых клеток вполне способны «вспомнить молодость» и запустить программу зародышевого развития, оказавшись в чужой яйцеклетке.



Но это только половина дела. А могут ли эмбриональные стволовые клетки, полученные от «старых» ядер, превратиться во что нужно? Это попытались проверить исследователи из New York Stem Cell Foundation Research Institute (США).



Дитер Эгли (Dieter Egli) с коллегами задался целью получить бета-клетки поджелудочной железы. Эти клетки секретируют инсулин, и их гибель приводит к диабету первого типа; если бы эти клетки можно было выращивать в лабораторных условиях, а потом пересаживать больным, это решило бы проблему диабета, по крайней мере одной его разновидности. (Не будем забывать, что такие бета-клетки росли бы на ядерном генетическом материале, взятом от самого больного, то есть они были бы вполне совместимы с его организмом.)



В статье, опубликованной в Nature, авторы работы пишут, что им удалось получить линии эмбриональных стволовых клеток, пересадив в яйцеклетку ядро клетки кожи человека, больного диабетом первого типа. Причём клетки эти вели себя так же, как и те, что получались из «детских» ядер (то есть взятых из клеток новорождённого ребёнка). В дальнейшем эмбриональные клетки были превращены в нейроны, хрящевую ткань и клетки поджелудочной железы, в том числе и в бета-клетки.



Правда, что касается диабета первого типа, то он, как считается, возникает из-за того, что иммунитет атакует поджелудочную железу. Поэтому вырастить новые бета-клетки на замену съеденным иммунной системой — это полдела, нужно ещё придумать, как успокоить иммунитет, чтобы он не съел и эти новые клетки, которые мы пересадим больному. Но в целом результаты вселяют в учёных большой энтузиазм, поскольку удалось показать, что для клонирования можно брать генетический материал из взрослого человека и что из полученных таким методом эмбриональных клеток можно «производить» дифференцированные клетки для регенеративного замещения. Что же до конкуренции этой технологии с индуцированными стволовыми клетками, то, скорее всего, никто никого не будет вытеснять, а оба метода найдут применение для достижения различных медико-биологических целей (к примеру, индуцированные стволовые клетки можно было бы использовать для выяснения неких фундаментальных вопросов биологии развития и для анализа действия новых лекарств). Ну а эмбриональные клетки можно будет бросить на сугубо регенеративные процедуры.



Правда, тут есть ещё одна проблема — этико-юридического толка. Само это исследование оказалось довольно долгим, и не только из-за собственно методической сложности, но и по причине ограничений, которые накладываются в разных штатах США на использование, например, человеческих яйцеклеток. Кроме того, комплекс клеток, который образуется у нас вскоре после запуска программы развития зародыша, считается объектом, подпадающим под юридические законы. То есть, грубо говоря, эти клетки считаются полноценным организмом, хотя все попытки получить клонированного примата заканчивались неудачей: клонирование давало нам культуру эмбриональных клеток, но само развитие зародыша останавливалось в лучшем случае через два месяца. (А овечка Долли, как мы понимаем, далеко не примат.)



В общем, по таким исследованиям можно изучать не только биологию развития, но и особенности разнообразных юридических систем, и пока сохраняется такое положение вещей, вряд ли можно говорить о клонированных органах и прочем.



Подготовлено по материалам New York Stem Cell Foundation. Изображение на заставке принадлежит Shutterstock.


 

Оставьте свой отзыв!